Старые тренеры — вымирающая порода, или почему бокс обречен.

молодой Майк Тайсон со своим тренером и менеджером Касом Д'Амато

молодой Майк Тайсон со своим тренером и менеджером Касом Д'Амато

Долгое время филадельфийский импресарио Джо Хэнд спонсировал тренера, подготовившего молодого профессионального боксера, золотого медалиста Олимпийских игр 1964 года, Джо Фрейзера. Янси «Янки» Дюрхэм провел Smokin’ Джо через всю карьеру, сделав из него чемпиона мира и участника Зала Славы.
«Если бы Янки сказал Джо подняться на здание и спрыгнуть вниз, я думаю тот бы так и сделал, даже не спросив зачем, — говорит Хэнд. – Это конечно преувеличение, но Джо вкладывал в Янки всю веру и доверие. И это сыграло огромную роль в том, что они добились такого успеха как команда.
Вы уже не увидите такого рода отношений между бойцами и их тренерами в наше время»


Память об их отношениях была взбудоражена успехом фильма «Малышка на миллион», который завоевал Оскара в феврале. Клинт Иствуд сыграл Фрэнки Дана, старого тренера, околачивающегося на задворках, когда к нему в зал приходит молодая воодушевленная боксерша Мэгги Фитцжеральд (Хилари Суонк). Постепенно их доверие растет вместе с ее способностями. И она становится таким феноменом, который сложно отыскать во всех филадельфийских спортзалах.

Редкий кадр: Джо Фрейзер и Янки Дюрхэм

Редкий кадр: Джо Фрейзер и Янки Дюрхэм

Бывший чемпион мира в средней весовой категории Бернард «Палач» Хопкинс и его 77-летний тренер Боуи Фишер вплотную подошли к тому настилу, который соорудили Фрейзер — Дюрхэм и остальные тандемы,  превшему Филадельфию возможно в главный боксерский город Америки. В отличие от Фрейзера, Хопкинс спорит практически со всем, что ему говорит его тренер, но в конце концов следует инструкциям человека, которого он любит и уважает как родного отца.

«Боуи – последний, — говорит Хоп. — Он – последнее звено в этой цепи (великих тренеров Филадельфии). Кто еще в ней?  Назовите пять имен с такими же умениями. Назовите двоих. Назовите хотя бы одного. Вы не сможете сделать этого.
Раньше было не так. В Филадельфии было столько великих тренеров. Но Бэйли (МИлт), он умер. Ал Фенел чувствует себя совсем плохо. Бассейн испаряется».

Фишер собирается уйти на пенсию, когда Хопкинс покинет ринг, что произойдет предположительно в январе.  Но пока он тренирует юное дарование Хопкинса, 24-летнего племянника Деметриуса Хопкинса, и он все еще надеется, каждый день по дороге на работу, что какой-нибудь молодой парень с талантом – и желанием его воплотить – откроет двери в его зал. Фишер будет давать наставления в углу, пока он не пополнит список скончавшихся легенд, таких как Дюрхэм, Bailey, Quenzell McCall, Jack Blackburn, Joe Gramby, Sam Solomon, Jimmy Wilson, Willie O’Neill, Jimmy Coster, Joe Rose, Jimmy Arthur, Wesley Mouzon and «Slim» Jim Robinson, большинство из которых работали до самой смерти.

«Это мой способ отдавать то, что когда-то было передано мне, — говорит Фишер. – Я был молодым парнем, когда я начинал – и это было как вовлечение в университет, в университет бокса. Боксерский зал был моим классом.
Я не могу передать вам, как мне повезло находиться рядом с Quenzell McCall, Milt Bailey, Joe Gramby, [Clarence] ‘Skinny’ Davis, Dick Kain. И этот список можно еще продолжать…

Было так много великих тренеров, которые вышли из Филадельфии и даже те, которые не были великими тоже были очень хороши. Очень часто мы оставались в зале до 11 или 12 часов ночи, иногда даже до часу или двух утра – просто рассказывая истории.

Сейчас уже меньше залов, что значит меньше бойцов, которые учатся и меньше тренеров, которые их учат. Старые истории, рассказанные ночью, уже становятся баснями и страх в том, что пожилые рассказчики рано или поздно заберут все накопленные знания с собой в могилы».

Бернард Хопкинс, единственный чемпион мира из Филадельфии на сегодняшний день говорит о продолжении гордого наследства, которое он надеется передать племяннику или Року Алену: молодым, талантливым бойцам, которые поддержат звание города, которое ассоциировалось когда-то с боксом.  Но Фишер будет заниматься тем же. За последние года он видел много своих отбывших коллег. Другие, такие, как Феннел и Джордж Бентел – тренера из зала славы, которые работали с Эвандером Холифилдом и Мэдриком Тэйлором и Пернел Виакером – имеют проблемы со здоровьем.
«Это как потерять брата, или кого-нибудь из твоей собственной семьи, — говорит Фишер о смерти каждого из своих коллег. – Еще одного учителя нет, это печально.
Ты слышишь людей, которые говорят об этих легендарных филадельфийских войнах боксерских залов. Но именно здесь наши бойцы учились драться. Они учились у старых мастеров, а потом выходили на ринг и показывали, чему они научились»
Промоутер из Зала Славы J Russell Peltz, который занимался боями с 1969 года признает что ранние тренеры стали вымирающей породой.

«Многие из старых тренеров были скрытными, — говорит он, — Они неохотно расставались со своими трюками и знаниями. И много бойцов, которых тренеровали старики, уйдя на пенсию, не продолжали этот путь».

Фишер говорит, что это было братство, основанное на времени, проводимом вместе.
«Какие секреты вы хотите скрыть, в любом случае? Парни, которые буду биться друг с другом, тренируются в одном зале. Парень, с которым твой боец будет биться, только что закончил, когда твой боксер поднимается на ринг, чтобы начать работать. И тот, что закончил, будет стоять и смотреть на него!»
«Самое смешное – что мы, тренеры, беспокоились больше о других тренерах, чем об их бойцах. Это правда. В конце дня мы говорили: «Надо подготовиться к Квинзелю МакКолу завтра». Не к его бойцу, а к тому, кто тренирует парня.
И Квинзель МакКол точно так же будет беспокоиться о другом тренере. Вот как все было.
Нет, мы не пытались скрыть секреты друг от друга. Все старались помочь кому-нибудь. Мы все помогали друг другу».

По словам Фишера то, чего он не узнал во время тех ночных собраний, он понял благодаря обычным логическим рассуждениям. И, спасибо современным технологиям, он также научился довольно неплохо пользоваться пультом дистанционного управления.
«Мне повезло иметь доступ к видеопленкам, чего не было в те времена, — говорит он. – Я изучаю пленки каждый день, 6 или 7 часов в день. У меня примерно 1500-2000 записей различных боев из разных боев с разными стилями. И я смотрел каждый из них больше одного раза.

Я смотрел запись боя Бернарда с Тринидатом не знаю сколько раз. Но знаете что? Каждый раз, просматривая ее я видел что-то новое. Я вижу вещи, которым меня научили старые тренеры Филадельфии и которые я передал Бернарду.

Возьмите ту правую, которой Бернард уложил Тринидада (в 12 раунде их сентябрьского боя 2001 года). Положение его тела, как он вошел в это положение, чтобы выбросить этот правый… он обманул Тринидада сначала джебом, а потом ложным джебом. Тринидад начал уворачиваться и Бернард просто всадил в него правую руку.
Я видел повтор тысячу раз и мне все время кажется он мог сделать это лучше в следующий раз. Даже когда все сделано идеально ты должен верить что могло бы быть лучше».

Не все соглашаются что ситуация с тренерами зашла в тупик в Филе. Леон Табс, 73, который работает с легковесом Майклом «Без Шуток» Стюардом, может перечислить людей, которые способны показать бойцам канаты. (can list the men who can show fighters the ropes.)
«Есть парни которые делают хорошую работу, сохраняя традиции Филы живыми. Они увлечены, они в зале все время, они работают, чтобы сделать бойцов такими хорошими, какими они только могут быть.
«Percy Custus-а можно назвать таким. Naazim Richardson, Wade and Randy Hinton, Derek ‘Bozy’ Ennis, они все делают полезную работу.
Среди новичков – дважды чемпион в СТ весе Тим Визерспун, который работает с несколькими боксерами, среди которых Касим Оума».
И все же нельзя отрицать, что их число падает в обоих лагерях, причем не только в Филе, но и в других городах, от побережья до побережья. Тедди Атлас, прекрасный тренер, сейчас больше известен как комментатор программы ESPN2 «Ночь боев в пятницу. Он говорит, что отсутствие настоящих тренеров — основная причина недостатка развития звездных бойцов.

«Это не только в Филе, — говорит Атлас. – Это везде. В Нью-Йорке Stillman’s Gym был университетом бокса, как Боуи сказал об одном старом зале в Филе. Это было место, где можно было получить степень магистра по боксу. Но его сейчас нет, как нет и многих других мест. Эти залы представляют время, которое уже давно в прошлом.

У бокса есть большая проблема и вы видите это каждый раз в углу, когда так называемый тренер не может сказать ничего другого кроме как «Пойди и надери ему зад!» Я имею в виде, сейчас уже нет учителей. Есть выкидыватели полотенец, парни с полотенцами, переброшенными через плечо, которые думают, что это делает их тренерами».

By BERNARD FERNANDEZ

fernanb@phillynews.com

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс
Запись опубликована в рубрике История бокса, Статьи о боксе с тэгами , , , , , , , , . Создать закладку наpermalink. Оставить комментарийили trackback:Trackback URL.

Оставить комментарий

Ваш e-mail никогда не будет опубликован или передан третьим лицам. Обязательные поля отмечены *

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

*
*